Истории, притчи, байки, шутки, статьи - Страница 32
Страница 32 из 32 ПерваяПервая ... 222829303132
Показано с 466 по 469 из 469

Тема: Истории, притчи, байки, шутки, статьи

  1. #1

    Сообщение Истории, притчи, байки, шутки, статьи

    Пожалуйста не обсуждайте в этой теме узких вопросов

    В этой теме размещаются только собственные произведения.
    Последний раз редактировалось UGO; 05.04.2016 в 10:11.

  2. #466

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Smooth Посмотреть сообщение
    Помню свой первый полет на АН -2.
    Когда был малой, лет 5-7, частенько летали на кукурузнике. Его маршрут был Поставы-Нарочь-Минск. Но скорее и отдельный для Нарочи был.
    Как-то да же в кабине пилотов был, один пилот дал по рулить.

  3. #467
    Пользователь Аватар для Smooth
    Регистрация
    23.04.2009
    Адрес
    минск
    Сообщений
    391
    Записей в дневнике
    2
    Вес репутации
    107

    По умолчанию

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото1409.jpg 
Просмотров:	41 
Размер:	72.3 Кб 
ID:	572128Там, в сентябре.

    У каждого есть своя любимая пора года и для большинства это лето. Люблю его и я – его невозможно не любить, но в отпуск предпочитаю ходить в сентябре. Почему? Постараюсь ответить на этот вопрос.

    Приходит день и вдруг замечаешь, что что-то изменилось в окружающем мире. Начинаешь вникать и осознаешь, что это тишина – для меня основной признак прихода осени. Вроде бы, все по-прежнему: тепло, как летом, ярко светит солнце, на клумбах буйство красок множества цветов, над которыми порхают бабочки, гудят шмели, пчелы и пчеловидные мухи – ильницы, но тихо. Угомонилась вездесущая детвора, сидит на занятиях в школах. Наступил сентябрь – рубеж между летом и осенью.

    Тихо стало и в лесу – замолкли птицы, готовятся к отлету в теплые края на зимовку. Стало меньше насекомых и первыми еще в августе улетели насекомоядные птицы: стрижи, иволги, кукушки, мухоловки, городские ласточки. За ними собрались в дальний путь камышевки, славки, пеночки, трясогузки, ласточки-касатки, да и не улетевшие еще дрозды ведут себя тихо, лишь изредка слышен стук дятла, да голоса синиц, корольков, соек. К стати, о сойке. Оказывается, ей мы обязаны тем, что в наших лесах там-сям растут дубки, хотя поблизости не видно взрослых деревьев. В сентябре эта птица заготавливает желуди и орехи. Набив зоб желудями, уносит их на далекие расстояния и прячет под мох и опавшую листву. Далеко не все спрятанное потом находит и желуди весной прорастают, превращаясь в молодые дубки.

    Прогулка по лесу в ясный солнечный день в тишине до звона в ушах, когда слышен шорох падающего с ветки кленового листа, когда не звенит и не лезет в глаза прибитый первыми заморозками гнус, доставляет истинное удовольствие. Глядя на изменившуюся яркую окраску листвы вспоминаешь нетленные строки Пушкина. А почему леса одеваются в «багрец и золото»? Есть мнение, что яркие краски золотой осени позволяют листьям полнее усваивать солнечную энергию, поскольку лучи солнца падают осенью под малым углом к горизонтали и в таких условиях багряные листья больше усваивают энергии, чем зеленые. Пожелтение листа говорит о том, что он перестал питать растение и полезные вещества из него перешли в ветки, ствол и корни, где отложились в виде крахмала и сахаров.

    Любо созерцать с возвышенности окрестные леса в погоду с переменной облачностью, когда при прояснении солнце выхватывает своими лучами часть леса, заставляя деревья гореть и переливаться, непрерывно меняя окраску, на фоне блеклых неосвещенных участков и глядя на эту красоту создается особое настроение, названное поэтом «высокой тоской». Сожалеешь, что буквально через пару недель после ненастной ночи с штормовым ветром все это кончится: лист опадет, леса станут прозрачными и серыми.

    Однако нередко, во второй половине сентября случается «бабье лето» - кратковременный возврат летней погоды с теплом и ярким солнцем и природа словно оживает, давая возможность осенним цветам и насекомым в последний раз в этом году насладиться друг другом. В эти дни, гонимые ветром, несутся в воздухе на своих паутинках паучки-тенетники, преодолевая большие расстояния и заселяя новые территории. Изумительно прозрачен воздух с плывущими в вышине облаками неповторимых расцветок и форм, подсвечиваемых низким сентябрьским солнцем. Вот уж действительно: «Осень – в небе жгут корабли».

    Почти ежегодно и этот год не стал исключением, в начале сентября, после того, как моросящие затяжные дожди хорошенько промочат почву в лесах, у нас «высыпают» грибы: благородные – белые, подосиновики, подберезовики, маслята и попроще – лисички, сыроежки, курочки, моховики. Не заготовил их в желаемом количестве на зиму только ленивый. Мне самому не напрягаясь удавалось набирать полсотни боровиков за пару часов, не говоря уже о других грибах. Когда весть о том, что грибы «пошли» дошла до города, чудно было наблюдать нескончаемый поток машин, идущих в сторону лесных массивов и превращающих лесные дорожки и полянки в подобие городских стоянок. Леса в выходные наполнялись голосами перекликающихся мужчин и женщин, опасающихся потерять друг друга и немало людей заблудилось, увлекшись «тихой охотой». Грибов хватило всем. Их много осталось несобранными, но уже «набрались» и ажиотаж спал: в лесах опять стало тихо.

    А что же на водоемах? Вода постепенно остывает, становясь с каждым днем прозрачнее и чище. Водная растительность заканчивает вегетацию и оседает на дно, создавая благоприятные условия для ловли спиннингом хищников: щуки и окуня, с нарастающим аппетитом готовящихся к зиме. В прошедшем сентябре мы отловились просто замечательно: в иные дни случалось по десятку поклевок мерной щуки, так что, даже приходилось часть отпускать, чтобы не было перелова. Наблюдал я снова «щучье партсобрание». Суть его в том, что в какие-то дни, по причинам, о которых мы можем только догадываться, не стайная рыба – щука, предпочитающая одиночный образ жизни на определенной акватории, покидает ее и скапливается в больших количествах на отдельных участках водоема. Клюет она в таких случаях почти на каждом забросе, если верно подобрать приманку. Попасть на такое «партсобрание» - мечта каждого спиннингиста.

    В начале месяца, когда было еще довольно тепло, щука скопилась в мелкой части пруда и клевала, в основном, там, а в конце месяца можно было весь день стегать спиннингом те места и не дождаться поклевки, но возле дамбы на участке в двадцать соток поклевки следовали одна за другой. Полагаю, что малек в связи с похолоданием сместился в глубокую часть пруда к дамбе, где вода еще не успела остыть, а за ним переместились и «пастухи» - хищники.

    Этот сентябрь был дождливым и пускай я однажды здорово промок, рыбача в резиновой лодке под проливным дождем и в конце рыбалки вылил из нее ведро дождевой воды, настроение все равно было замечательное, поскольку клевала щука в дождь отменно, заставляя мой организм согреваться изнутри выплеснутой при каждой поклевке порцией эндорфинов.

    Вот эти мои увлечения: фенологические наблюдения, рыбалка, «тихая охота» и позволяют уяснить, почему сентябрь – идеальное время для отпуска в моем понимании.
    Семья? Работа? На рыбалку!!!

  4. #468
    Пользователь Аватар для Smooth
    Регистрация
    23.04.2009
    Адрес
    минск
    Сообщений
    391
    Записей в дневнике
    2
    Вес репутации
    107

    По умолчанию

    Там за рекой Украина.


    Однажды, при встрече, мой старый друг – заядлый рыболов поделился впечатлениями от поездки в Жары и рыбалки на Днепре.

    - Был я там в июне. Рыбы – немеряно! Выплыл утром на лодке в залив – со всех сторон только: плюх, да плюх, как будто падает что-то тяжелое в воду, а это рыба так плещется. Представь себе размеры. Местные поймали пудового сома, да и я сам не мало наловил спиннингом.

    - А где эти Жары? – решил я уточнить.

    - Если смотреть на карту Беларуси, то на юго-востоке глубоко в Украину по направлению к Киеву вторгается аппендикс нашей территории – самая южная ее часть. Вот на этом аппендиксе и находится два села: Верхние и Нижние Жары. Собираюсь туда на неделю в августе. Если хочешь – поехали вместе, - предложил товарищ.

    - Так, там же Чернобыль рядом, - прикинул я, вспоминая карту.

    - Совершенно верно. От Верхних Жаров до аварийного реактора Чернобыльской станции чуть более тридцати километров по прямой, но что интересно: это село облако не накрыло и уровень радиации там нормальный – люди продолжают жить. А вот Нижним Жарам, которые чуть южнее, повезло меньше и их отселили.

    - Ты знаешь, поеду. Давно хотел побывать в тех местах. Когда еще судьба туда занесет, - решил я, чуток подумав. – А где мы будем ночевать? Палатку брать?

    - Не нужна палатка. В Верхних Жарах живет моя тетка с дочкой и зятем в просторном доме. Там и разместимся. Я в этих местах в школьные годы проводил все летние каникулы, знаю их как свои пять пальцев.

    - Решено. Когда едем?

    - В конце августа.

    Скажу честно, эта идея мне пришлась очень по душе. Люблю дальние поездки в новые места и я загорелся: стал изучать снимки той местности из космоса, Днепр и его затоны, информацию в интернете, прикидывать где, как и на что можно будет порыбачить. Снимки Жаров со спутников удивили: в отличие от деревень центральной Беларуси, где дома стоят четкими рядами вдоль улиц, в этих селах хаты были беспорядочно разбросаны и вся территория была испещрена паутиной белесых дорог и дорожек. Улицы существовали лишь номинально, автомобили ездили по селу, как кому вздумается. Верхние Жары стоят вдоль берега большого днепровского залива – Любитова, а Нижние на берегу самого Днепра, но всё это пограничная с Украиной зона. По этой причине нам пришлось сходить в банк и заплатить госпошлину за пребывание в пограничной зоне. Смысл этого побора мне не понятен – не знаю за что заплатил. С пограничниками мы в Жарах не встречались, никаких услуг они нам не оказывали и других действий в отношении нас не предпринимали.

    Помимо ультралайт-спиннинга пришлось снарядить довольно мощную снасть в расчете на возможную поклевку рыбы, которую я еще никогда не ловил – сома. Перебрал приманки, подобрал подходящие для лова в тех условиях, сложил в рюкзак. С собой мы решили взять надувные лодки, чтобы на месте ни у кого не просить плавсредство и ни от кого не зависеть.

    И вот, наконец, день выезда. Затарившись продуктами на неделю, мы стартовали, под завязку загрузив Ситроен Берлинго всем необходимым. Путь предстоял не близкий – почти полтысячи километров на юг. По дороге интересно было наблюдать за изменением видового состава деревьев в придорожных лесах: постепенным уменьшением количества еловых деревьев и полным их исчезновением где-то под Гомелем, преобладанием сосны, дуба, других широколиственных пород, появлением и нарастанием числа акаций.

    Спустя пять часов Верхние Жары встретили нас совершенно непривычным ландшафтом: мелким желтым песком, просвечивающимся повсюду сквозь выгоревшую от зноя траву, зарослями акации, груши – дички и вездесущего ясенелистного клена.Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0079.jpg 
Просмотров:	39 
Размер:	142.7 Кб 
ID:	573329Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0078.jpg 
Просмотров:	41 
Размер:	127.4 Кб 
ID:	573330 Паутина дорог, которую я видел на снимке из космоса, оказалась сетью песчаных грунтовок, вьющихся беспорядочно между домами, по которым ехать надо было не снижая скорости, чтобы не увязнуть. Проходя по двору к дому, обратил внимание на огород: тот же песок, только с добавкой навоза и в нем торчали мелкие овощи. Удивило, что на таких бедных землях люди поселились и жили испокон веков и хорошо жили!

    - Переговорный пункт, - усмехнулся мой товарищ, показывая на метровую колодку в полусотне метров от забора, к которой была протоптана тропинка желающими выйти на связь.

    В доме и в других местах мобильной связи не было, только в одной этой точке и то, только если залезешь на колодку. Приняли нас радушно, застолье затянулось и на Днепр в этот вечер мы уже не попали, легли отдыхать договорившись начать рыбалку с рассвета нового дня. Поскольку дом стоял в сотне метров от Любитова – крупного залива Днепра, с него решили и начать.Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0082.jpg 
Просмотров:	41 
Размер:	113.9 Кб 
ID:	573331Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0083.jpg 
Просмотров:	41 
Размер:	93.8 Кб 
ID:	573332Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0084.jpg 
Просмотров:	44 
Размер:	110.2 Кб 
ID:	573333Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0085.jpg 
Просмотров:	34 
Размер:	109.8 Кб 
ID:	573334

    Хотя на снимке Викимапии этот водоем назван озером, это не совсем так - связи с рекой он не потерял, поэтому это залив, пусть и причудливой конфигурации. По форме он напоминает перевернутый женский сапог с высоким каблуком. Длина его около трех километров, ширина до двухсот метров и глубина до семи метров. Берега поросли деревьями и кустами, в изобилии водная растительность: кубышки и кувшинки, телорез, аир, создающие оптимальные условия для жизни и размножения множества видов рыб.Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0088.jpg 
Просмотров:	31 
Размер:	136.7 Кб 
ID:	573335 Здесь я впервые увидел в изобилии «краснокнижник» - водяной орех-чилим.Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0100.jpg 
Просмотров:	38 
Размер:	156.0 Кб 
ID:	573336Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0101.jpg 
Просмотров:	36 
Размер:	71.5 Кб 
ID:	573337

    Прикинув, что спиннингом будет ловить результативнее, ловлю на донки и удочки отложили на потом и накачав лодки, спустили их на воду.Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0105.jpg 
Просмотров:	34 
Размер:	171.7 Кб 
ID:	573338 Начиная рыбалку в новом месте на незнакомом водоеме всегда с волнением и надеждой делаешь первые забросы. Так было и в этот раз, но Любитов нас не разочаровал: поклевки следовали одна за другой, радуя наши рыбацкие души и, хотя очень крупных рыбин не попадалось, удовольствие от рыбалки мы получали огромное.

    Во-первых, я впервые в жизни ловил красноперку на блесну-вертушку и это были не случайные поклевки, а целенаправленно заплыв в заливчик, где плескалась эта золотая рыбка, я спровоцировал на поклевку десяток штук.

    Во-вторых, очень часто попадались на блесну жерешки: помельче – отпускались, покрупнее шли в садок. Под деревьями вплотную к урезу воды на вертушку-тройку поклевывали увесистые подъязки. Сперва я не мог понять, что за рыба стучит по блесне и не засекается, но потом подобрал темп проводки и дело пошло. Кстати, раньше язи на блесну мне тоже не попадались.Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0102.jpg 
Просмотров:	57 
Размер:	100.0 Кб 
ID:	573339

    Естественно, было множество поклевок щук и окуней. Мелочь, по возможности, отпускалась, если не сильно травмировалась крючками. Клевало, в основном, на вертушки разнообразных размеров и фирм, но в фаворитах были двойки и тройки. Более мелкие блёсенки, на удивление, игнорировались белой рыбой и на них клевали вездесущие окуни и щучки. За четыре утра мы облазили все закоулки Любитова. Прозондировали семиметровые глубины джигом в надежде на поклевку сома, но не клюнул усатый, только мелкие щуки.

    Как не хотелось нам съездить на знаменитые рыбацкие точки на Днепре с кодовыми названиями «камень», «автобус» и другие, о которых читал в интернете, но не решились: машина наша не вездеход, а дорога туда после дождей была не только ухабистая, но и здорово раскисшая.Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0086.jpg 
Просмотров:	36 
Размер:	160.7 Кб 
ID:	573340 Отведя душу рыбалкой на Любитове, решили съездить в Нижние Жары порыбачить на Днепре.

    Днепр, конечно же, поразил своей шириной и мощью. Сразу вспомнилось Гоголевское: «Чуден Днепр при тихой погоде…» и далее про редкую птицу, которая долетит до середины Днепра.Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0097.jpg 
Просмотров:	33 
Размер:	103.1 Кб 
ID:	573341Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0098.jpg 
Просмотров:	32 
Размер:	134.7 Кб 
ID:	573342 К берегу реки мы подъехали по песчаной дамбе, насыпанной вручную жителями Жаров в девятнадцатом веке для предотвращения подтоплений в весенний паводок. Эта титаническая работа была выполнена бесплатно на добровольных началах с помощью повозок и лошадей. Вдоль берега идет пограничная полоса, для пребывания в которой нужен пропуск. Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0095.jpg 
Просмотров:	34 
Размер:	146.7 Кб 
ID:	573343 Поскольку его мы не имели, быстро сфотографировав Днепр и заречный украинский берег, мы ретировались, чтобы не иметь проблем с пограничниками.

    В Нижних Жарах поразило царящее запустение: множество брошенных домов, заросших бурьяном и кустарником дворов. Некоторые дома в прошлом были богатыми, украшенными резьбой и колоннами, сохранили до сих пор остатки прежней роскоши.Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0091.jpg 
Просмотров:	43 
Размер:	174.0 Кб 
ID:	573344Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0089.jpg 
Просмотров:	47 
Размер:	164.5 Кб 
ID:	573345 Достаточно много и ухоженных домов, используемых под дачи. Над одним из них развевались на ветру флаги трех государств: Беларуси, Украины и России. Выходцы из Жаров теперь живут в разных странах, но объединяет их родительский дом.Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0092.jpg 
Просмотров:	41 
Размер:	77.2 Кб 
ID:	573346 Постоянно проживает в Нижних не более сорока человек, а в лучшие годы жило полтысячи. Удивил ассортимент местного магазина, витрина которого изобиловала алкогольными напитками, в том числе и дорогими, которых и в Минске не всюду купишь.

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0093.jpg 
Просмотров:	41 
Размер:	151.4 Кб 
ID:	573347Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0106.jpg 
Просмотров:	42 
Размер:	119.0 Кб 
ID:	573348 Расположившись на берегу одного из рукавов Днепра напротив острова, попробовали ловить на закидухи, но после каждого заброса немедленно следовал легкий рывочек и на крюк садился ерш, не оставляя времени на поклевку другой рыбе. На этом же рукаве в поле нашего зрения блеснил вертикальной блесной с лодки рыболов и периодически доставал из воды судаков. К сожалению, снастей для вертикального блеснения у нас с собой не было и составить ему конкуренцию мы не смогли. Для ловли на реке в других местах нужен был пропуск в пограничную полосу и посему нам это было не доступно. В общем, на реке рыбалка не удалась.

    Рыбы, пойманной в этих местах я не ел опасаясь радиации, хотя ее ежедневно жарили на ужин, а может быть и зря, поскольку по приезду в Минск я исследовал в лаборатории центра гигиены овощи, которые мне дали с собой специально для анализа: морковь, свеклу, картошку. Содержание радионуклидов в них оказалось в пределах нормы, как в овощах, выращенных под Минском.

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Фото0107.jpg 
Просмотров:	59 
Размер:	117.8 Кб 
ID:	573349 На обратном пути в Паричах мы засвидетельствовали свое почтение еще одной великой реке Березине, зарулив на паромную переправу и переполненные впечатлениями благополучно вернулись в Минск.
    Семья? Работа? На рыбалку!!!

  5. #469
    Пользователь Аватар для Smooth
    Регистрация
    23.04.2009
    Адрес
    минск
    Сообщений
    391
    Записей в дневнике
    2
    Вес репутации
    107

    По умолчанию

    За что?


    Преподаватель математики Витебского политехникума Семен Василевич Церковский пружинящей походкой возвращался с работы домой в благодушном настроении, насвистывая тихонько кавалерийский марш и мысленно строя планы на предстоящие Октябрьские праздники.

    - Схожу седьмого с утра на демонстрацию, пройду в колонне с учащимися и преподавателями. Вечером сходим с Ниной к кому-нибудь из друзей, посидим, поговорим, попразднуем, а восьмого с утра пойду на реку, порыбачу, - предполагал сорокалетний мужчина, однако, как говорят: «Жизнь – это то, что с вами случается, как раз тогда, когда у вас совсем другие планы.»

    Семен Васильевич в Витебске был фигурой заметной: не так уж и много было в те времена людей с высшим образованием в этом областном городе. Высокий, стройный, изящный, умеющий одеваться и носить одежду. Душа общества: веселый, с немного шипящим смехом, любитель попеть и потанцевать, прекрасный рассказчик и немного актер. Часто смешил компанию тем, что изображал в сценке подвыпившего местечкового еврейчика, засунув большие пальцы рук в проймы жилетки и выписывая кренделя ногами. Имея от рождения музыкальный слух, хорошо пел и играл на фортепиано.

    Тонко чувствовал природу – сродни Паустовскому, страстный рыбак, но не охотился, хотя в лесу ориентировался прекрасно. Хорошо играл в шахматы и даже в гостях много времени уделял этой игре, вместо того, чтобы пить водку. Благодаря перечисленным качествам легко сходился с людьми, имел множество друзей, относившихся к нему с любовью и уважением. Не любил политику и не интересовался ею, избегал разговоров о ней в компаниях.

    В семье был непрактичным, не любил работу по хозяйству и нередко восставал против абсолютно правильного, но слишком настойчивого привлечения к хозяйственным делам женою Ниной, зато подолгу и с удовольствием занимался детьми, играл с ними. Шестнадцатилетнюю дочь Ларису очень любил и баловал, но мог и повоспитывать и когда сердился на нее называл «Ларисса!» Именно так – с двумя «с».

    Выпускник Петроградского пединститута, к учительской работе он относился очень ответственно, регулярно готовился к урокам и даже написал в соавторстве с другом учебник математики на белорусском языке.

    В тот вечер, поужинав и расспросив дочку и проживающую у них племянницу Нюру об их школьных успехах, глава семьи собрался укладываться спать, но душу не покидало возникшее в последние месяцы, когда стали по всему городу «хватать» людей, беспокойство. По вечерам оно ощущалось особенно сильно.

    - Неужели столько врагов вокруг? Никогда бы не подумал, что знакомые мне люди «враги народа», - задавался он вопросом, вспоминая недавно арестованных. – Но я же до мозга костей советский человек, ничего незаконного никогда не совершал. Меня это не коснется, - старался успокоить себя и на тревожные вопросы жены: «Как уберечься? А может быть уехать в деревню? Но на что тогда жить?» отвечал. – Успокойся Нина, все будет хорошо, - хотя сам в этом не был уверен.

    После полуночи загрохотали в дверь тяжелые удары.

    - Неужели это за мной, - оборвалось сердце и глянув на растерянное, полное страха лицо жены, Семен Васильевич пошел открывать.

    В квартиру ввалились пять человек: два милиционера в форме, понятые и еще кто-то в штатском. Уточнив личность главы семьи, приказали всем сесть и оставаться на местах. Стали производить обыск, но как-то несерьезно – для соблюдения «законности». Перенюхали все бутылочки в аптечке. Аккуратно перетрясли и пересмотрели книги домашней библиотеки. Забрали книгу по истории Отечественной войны 1812 года, по которой Лариса готовила доклад в школе и где были портреты всех героев – генералов с эполетами: «А вот тут у вас царские генералы». Девочки – школьницы Лариса и Нюра позволили себе громко негодовать, глядя на это. Семен Васильевич сидел опустив голову подавленный и молчал. Потом ему скомандовали одеваться и он, обняв родных и попрощавшись, вышел из квартиры, сопровождаемый милиционерами.

    - Я провожу тебя, Сеня, - сказала жена, набрасывая пальто и выходя вслед за ними.

    «Воронка» во дворе не было – видимо не хватало транспорта у репрессивных органов и в тюрьму они пошли пешком: два милиционера по сторонам арестованного и человек в штатском сзади. За ними, отставая на шаг, быстро, иногда подбегая, шла Нина. Все молчали. У ворот тюрьмы Семен Васильевич обернулся и сказал.

    - Я вернусь, Нина! Я ни в чем не виноват! – на что она ответила. – Я буду ждать тебя, Сеня!

    У стен тюрьмы в эту ночь было многолюдно. Потолкавшись среди несчастных жен и детей арестованных в надежде на чудо, что арест мужа – досадное недоразумение и его выпустят, Нина под утро в слезах пошла домой. Чуда не произошло и надо было продолжать жить и идти на работу в школу.

    В тюрьме Семена Васильевича затолкнули в переполненную потерянными, озабоченными своей судьбой людьми камеру, где можно было только стоять или присесть на корточки. Стояла духота и странная тишина. Шокированные случившимся с ними, арестованные не разговаривали. Погрузившись в свои мысли каждый задавал себе один и тот же вопрос: «За что?» Многие лица сокамерников были наглядно знакомы Семену Васильевичу. Среди них были преподаватели Витебских учебных заведений, с которыми он встречался на педагогических конференциях и другие представители интеллигенции города. Людей по одному вызывали и обратно в камеру они уже не возвращались. Наступил черед Семена Васильевича.

    В кабинете человек в мундире НКВД, уточнив паспортные данные педагога сказал.

    - Нам достоверно известно, что вы являетесь членом контрреволюционной организации. Назовите своих сообщников и какую антисоветскую деятельность вы вели?

    Огорошенный этой информацией, учитель онемел на пару секунд, но взяв себя в руки ответил.

    - Это абсурд. Я советский человек, ни в какой организации не состою и ничего незаконного не совершал.

    - Я и не рассчитывал, что вы сразу сознаетесь. Что ж, даю вам время подумать. Встретимся завтра, - сказал следователь.

    Он считал, что у каждого гражданина есть грешки за душой и если его хорошенько прижать, он вспомнит все и сам расскажет о себе, иногда даже то, чего не совершал.

    Семена Васильевича отвели в узкую, похожую на келью, камеру без окон и нар, освещавшуюся тусклой, забранной в решетку, лампочкой под потолком. Втолкнув учителя в камеру, конвоир сказал.

    - Сидеть, лежать, спать запрещено! За нарушение будете наказаны.

    В первое время Семену Васильевичу было не до сна. Его мучил вопрос: «За что? За что я попал сюда?». Он стал вспоминать свою жизнь, придирчиво перебирая период за периодом в поисках эпизода, который мог послужить поводом для его ареста.

    - С учащимися техникума никаких бесед на политические темы я не водил. Математика не тот предмет, где можно говорить на отвлеченные темы во время урока.

    С сотрудниками тоже таких разговоров он не припомнил. На собраниях отмалчивался, стараясь не выделяться. Анекдотов он знал много и мастерски их рассказывал, но политических избегал и, даже если кто-то в компании рассказывал такой, никогда не смеялся, пропуская мимо ушей. Мог только шепотом пересказать жене наедине особенно понравившийся.

    - Может быть донос? – подумал он, перебирая в памяти знакомых. С коллегами и друзьями он был в хороших ровных отношениях и считал, что врагов у него нет. Вспомнилась сотрудница, с которой когда-то был конфликт и отношения не сложились. – Может она написала какую-нибудь напраслину? А может быть вспомнили, что во время Первой мировой войны я закончил ускоренные курсы прапорщиков – на фронте были большие потери? Но повоевать не довелось – грянула революция.

    Так он и мерял шагами камеру, перелистывая в памяти дневник своей жизни и не находя ответа на вопрос: «За что?». Той ночью он не спал ни минуты.

    На следующем допросе все повторилось: на заданные следователем вопросы Семен Васильевич ответил.

    - Я долго думал, вспомнил всю свою жизнь, но мне не в чем признаваться. Я невиновен. Повторяю: я советский человек, ни в каких организациях не состоял и никакой антисоветской деятельности не вел.

    Его отправили обратно в ту же камеру, но теперь надзиратель каждые полчаса заглядывал в окошко для передачи пищи, кричал: «Не спать!» и лязгал ключами по железной обшивке двери. Находиться вторые сутки на ногах и без сна было очень тяжело: ноги распухли в голеностопных суставах, глаза слипались, но он терпел.

    На следующий день допрос начался с тех же вопросов, на которые учитель дал те же ответы, что и накануне.

    - Ну что ж. Не хотите по хорошему, попробуем иначе, - следователь постучал в дверь и кого-то позвал. В кабинет вошел здоровенный верзила и жестоко избил арестованного, после чего его отвели обратно в камеру, опять не давали спать, а когда он в изнеможении рухнул на пол вновь избили ногами уже лежачего.

    - На следующем допросе следователь получив от арестованного прежние ответы на свои вопросы сказал.

    - Вы не осознаете всей тяжести вашего положения. Ваши статьи: контрреволюционная и антисоветская деятельность – расстрельные. Но если вы назовете сообщников и дадите на них показания, я могу переквалифицировать статью на 58 – десять лет лагерей. Жить останетесь.

    - Я советский человек. Никаких преступлений не совершал. У меня нет никаких сообщников, а оговаривать невиновных я не буду, - ответил Семен Васильевич, с трудом выговаривая слова разбитыми и опухшими губами.

    - Я вас предупредил. Теперь вы знаете, что вас ждет. Уведите, - скомандовал следователь конвоиру.

    Находясь в следственном изоляторе Семен Васильевич не имел никакой связи с внешним миром. Не знал он, что одновременно с ним был арестован его лучший друг – Николай Иосифович Качинский – преподаватель Витебского пединститута и множество других представителей Витебской интеллигенции, светлых умов, являющихся гордостью города. Не знал он и того, что Нина почти ежедневно подолгу дежурит у ворот тюрьмы в надежде получить весточку или хоть какую-то информацию о муже; что она съездила на прием к Пешковой – жене Максима Горького, надеясь у нее найти защиту; что дочь Ларису не приняли в комсомол, заклеймив «дочерью врага народа». Но они не сдавались. Они твердо верили, что вскроется чудовищная ошибка, что их муж и отец вот-вот вернется и они заживут вместе счастливо, как прежде. Но чуда не случилось…

    Однажды, безрезультатно завершив очередной допрос Церковского, следователь, глянув на календарь, подумал.

    - Сроки поджимают. Упрямый оказался интеллигентишка, а по виду и не скажешь. Ничего, не «раскалывается» сам, возьмем в оборот его знакомых, которые напишут о нем все что им скажут, в том числе и чего никогда не было и материалов для верстки «дела» хватит и без его признания.

    Спустя недели полторы после ареста допросы внезапно прекратились. Семена Васильевича вернули в общую камеру, где он смог наконец-то поспать и оправиться от последствий регулярного избиения. Возникла надежда.

    - Разберутся и отпустят. А может быть готовят материалы для суда?

    Во всяком случае на месяца полтора его оставили в покое. Все это время он думал о своих родных.

    - Как они там без меня? Как отразился мой арест на их судьбах? Здоровы ли? Хоть бы какую весточку от них получить…

    Наступил Новый 1938 год, но его приход арестантами остался почти не замеченным. В ночь на третье января загрохотал засов на двери камеры и раздался голос надзирателя.

    - Церковский! На выход. Вещи не брать, они не понадобятся.

    - Куда меня? На допрос? Поздновато. Может на этап? Но почему тогда вещи не брать? На суд ночью тоже не поведут, - закрутились мысли одна за другой и одновременно нарастало беспокойство.

    Накинув пальто, он вышел из камеры, сопровождаемый конвоиром. Во внутреннем дворике тюрьмы его и еще пару арестованных погрузили в кузов крытого тентом грузовика с высокими бортами. Конвоиры уселись у заднего борта и машина выехала за ворота. Зимний ночной Витебск был виден из-за спин конвоиров и после затхлости камеры Семен Васильевич с жадностью вдыхал морозный воздух и смотрел истосковавшимся взглядом на ставшие родными улицы города. С нежностью вспомнил свою семью.

    - Как они там? Небось спят уже давно. А Новый год как встретили?

    Машина, миновав городские окраины, устремилась в сторону лесного массива и вскоре остановилась на поляне.

    - Церковский! Вылезай, - прозвучала команда и Семен Васильевич, окруженный конвоирами, спрыгнул на снег и огляделся.

    Посреди заснеженной поляны в тусклом свете луны желтел отвал свежевырытого песка, перед ним угадывался ров. Штабель аккуратно снятого дерна был сложен рядом. В мозгу Семена Васильевича мелькнула ужасающая догадка, что наступили последние минуты его жизни и нервы у него сдали.

    - За что?! – закричал он во весь голос. – За что?! Скажите, за что?! – повторял он пока конвоиры, подхватив его под руки, тащили его к яме, а кто-то третий тыкал в спину стволом пистолета. Последним, что он увидел стоя на краю своей могилы и с ужасом заглянув в ее темную глубину были тела расстрелянных людей. Яркая вспышка разорвала мозг. Звука выстрела он уже не услышал…

    Семен Васильевич так и не получил ответ на вопрос: «За что?» Так и не довелось ему узнать, что он стал жертвой «Большого террора», в частности «Большого хапуна», как назвали в народе чудовищную операцию репрессивных органов по истреблению интеллигенции.


    Выписка из Списка жертв политического террора в СССР:
    Церковский Семен Васильевич
    Родился в 1896 г., д. Замошенье Бешенковичского р-на; белорус; образование высшее; преподаватель, Витебск.политехникум. Проживал: Витебская обл., Витебский р-н, Витебск.
    Арестован 1 ноября 1937 г.
    Приговорен: Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР 15 ноября 1937 г., обв.: 64, 70, 71 УК БССР - член к/р орг-ции, а/с деят-сть.
    Приговор: ВМН Реабилитирован 6 сентября 1957 г. Колл.по уг.д.ВС БССР
    Источник: Белорусский "Мемориал"
    Семья? Работа? На рыбалку!!!

Страница 32 из 32 ПерваяПервая ... 222829303132

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •