Большой Рыболовный Интернет Клуб - БРИК - "Ежи в тумане".
    • "Ежи в тумане".

      (фарс-трагедия в двух частях)
      Александр Суворов (Болотный Корч)

      Эпиграф к отчету.
      Несколько лет назад моего знакомого впервые повезли на зимнюю рыбалку. Было 10 градусов мороза с ветерком, знакомый сидел, чертыхаясь, над мерзнущей лункой, продрогший до синевы, в легких кожаных перчатках и ставшей колом пластмассовой куртке. Он героически дождался, пока вся компания натешится и удовлетворится, а потом, в машине, слегка оттаяв, доверительно сказал мне на ухо: "Хорошо, что ты вовремя предупредил меня, что то, что было сегодня - это на самом деле удовольствие.". - Чего? - не понял я. - Если бы ты не предупредил, я бы подумал, что это зверская пытка.
      Действующие лица и исполнители.
      Иван, безработный житель г.Кобрина, известный с подачи Мухолова как Ваня Невский - живой классик спиннинга (стаж 30 лет) и духовный руководитель, а, возможно, даже и вечный светоч народной партии монофильщиков. Александр, последователь и приверженец пагубных страстей, он же Болотный Корч. Примечание: оба персонажа трезвые и в своем уме.
      Часть первая - "НАКАНУНЕ"
      Воскресенье. Оттепель, температура резко пошла в плюс. Болотный Корч, снедаемый сомнениями, вечером звонит Ване. Сомнения вызваны тем, что три дня тому Ваня привез в совокупности около 20 кг щуки, изловленной жерлицами на пограничном озере Белое. Болотный Корч, так получилось, там никогда не бывал. После небрежного рассказа Вани о рыбалке, у него, естественно, возникло горячее желание восполнить этот пробел. Однако Б.К. много раз слышал, что добраться до оз.Белое тяжко и летом, дорога - полная дрянь, а как теперь? Иван Невский был краток и скуп на комментарии. - Доедем. Дорогу так укатали - почти асфальт. - А не растает? - За день-два не растает. Снега ж было полметра. - А дамба? Дамба являлась самым зловещим участком пути. Дамба - это 7 км узкой и, по достоверной информации, вечно разбитой дороги, справа и слева окаймленной каналами шириной 12-ть и глубиной 3 м. Зимой не раз из каналов вытаскивали соскользнувшие машины. - Дамбу уже расширили, - сообщил Ваня. - Я гарантирую, что проедем без всяких проблем. Сговорились на вторник. В 6 утра Болотный Корч должен был заехать за Ваней. В экспедицию рыболовы отправлялись на машине "Опель-Вектра", обутой в новую зимнюю резину, но имеющей клиренс спереди 15-18 см.
      Часть вторая. "НА ОЗЕРЕ"
      Ровно к 6-ти, одолев 50 км мокрого асфальта трассы Брест-Минск, Болотный Корч подрулил к Ване. Тот переминался с ноги на ногу у ворот своего дома, на заборе уже висели котомки со снастями и старый кожух, с которым классик никогда не расстается. Две минуты на погрузку и в путь! Озеро Белое лежит на границе с Украиной, государственный рубеж проходит по острову, расположенному в самой широкой части. Озеро проточное. С белорусской стороны в него впадают каналы, с украинской - вытекают. От Кобрина до него около 80 км. Дорога, в общем, не страшная, за исключением финального отрезка. К 7 утра рыболовы взобрались на пресловутую дамбу. Видимо, по морозу она действительно преодолевалась без особых коллизий. Однако компьютер машины показал забортную температуру +3. Пробитая колея кое-где стала проседать, что очень не понравилось Б.К. Машина то и дело задевала днищем тяжелый снег, а когда попробовали выбиться из колеи и проскочить по насту, так повело руль, что задок и впрямь пополз к обрыву в канал. Короче, за минут сорок, на второй, а чаще на первой передаче проехали по дамбе. Дальше началась дорога по лесу, про которую Невский почему-то вообще промолчал. А дорога тоже хороша: в приямки и колеины уже насобиралось воды, руль дергает, колеса в постоянной пробуксовке, деревья стоят вплотную. Однако к восьми утра все-таки добрались до берега. Над озером висела мокрая мгла. Видимости никакой. - Будем ловить под островом, - непререкаемо изрек Ваня. - Отсюда примерно километр. Скоро Болотный Корч сделал первое открытие. На карте-двухкилометровке озеро было показано явно в неправильном масштабе. Водоем оказался куда солиднее, чем предполагал Б.К. Длина около 4,5-5 км, ширина до 3 км. Пошли на позиции. На льду - 10см воды, скользко, сплошные бугры от старых замерзших следов. В разъезжающихся бахилах, имея на спине бур с тремя сумками, в которых 50 жерлиц, провиант, термос, бинокль, прочее снаряжение, а в руке- 15-литровую кану с сотней живцов, Болотный Корч испытывал небывалый энтузиазм. Он вслепую шагал за Иваном. Вдруг лед перечеркнула широкая рубчатая колея. Потом еще другие - поуже. - Это трактор Т-40 ходил, им невод таскают, - пояснил Невский. - А это следы легковушек. Местные ездят. - А какой тут лед? - Полметра будет точно, а, может, и больше. Вспомнив, что он так и не поменял вчера ножи на буре, хотя собирался это сделать еще к предыдущей рыбалке, Болотный Корч ощутил новый прилив энтузиазма. В тумане показался остров. Не доходя метров сто, Невский предложил разделиться. Он пошел вправо, а Корч влево. Из рассказов Вани Болотный Корч уже кое-что знал об озере - какие глубины, какая рыба где брала в прошлый раз и т.д. Однако хоть Ваня и ходячая приманка для рыбы, и крайне порядочный мужик, Б.К. привык всегда жить свои умом. Поэтому, рассудив, что водоем пока - терра инкогнита, он решил провести широкие исследовательско-изыскательские работы. Первые пятнадцать жерлиц были выставлены изломанной линией на расстоянии 80-100 м одна от другой. Расстояние между крайними составило около километра. Глубины колебались от 2 до 12 м. У другого конца острова оказалась узкая отмель, клином уходящая к хохляцкому берегу. Б.К. не поленился пробурить еще с два десятка лунок, чтобы установить насколько далеко она простирается. Глубина на косе была 1-1,5 м. Все это заняло около полутора часов. Ваня в это время не мудрил. Он точно знал, чего хочет, поэтому быстро выстроил 25 жерлиц на расстоянии полукилометра от "базы" Болотного Корча. Так как Иван стойкий сторонник насадки живцов на тройники, и при поклевках ему приходится шевелиться, то жерлицы разместились весьма кучно. К 11 утра Болотный Корч осознал, что здешняя рыба не слишком рада их с Ваней появлению. Все стояло колом. Обозрение окрестностей с помощью бинокля только подтвердило такие выводы. Человек двадцать рыбачков, находившихся в зоне видимости, тоже скучали. Между тем, пару сотен жерлиц - это уже серьезный зондаж, к тому же люди-то тут не новички. Б.К. привык обходится полутора-двумя десятками жерлиц, но сейчас, с учетом отчетливо проглядывающей сквозь мелкую сетку дождя фигуры "голого васера", решил спасаться и палить из всех орудий - благо живцов у него было. Изломанная линия первых жерлиц в течение двух с половиной часов дополнилась другими. Особое внимание было уделено той самой отмели. К 13.30 озеро украсили 43 жерлицы, редко расставленные, зато накрывшие примерно 10 га. Взопревший Б.К. с чувством выполненного долга оглядел свои владения и отправился проведать Ваню. На ставках Вани уныло висели мокрые флажки, сам классик пробавлялся поиском окуней, нарезая широкие круги с блесной. Вместе с Б.К. они еще попытались ловить окуня, однако кроме мелких, даже не живцовых матросиков, никто на блесны не зарился. Попив чайку, кратко обсудив обстановку на озере, международную обстановку, а также политическую и экономическую ситуацию в РБ и поведение В.Путина во время визита в Польшу, ловцы щук разошлись по своим углам. Болотный Корч обнаружил, что вода со льда за это время с шумом и свистом пошла в лунки, подмыв несколько жерлиц. Жерлицы были перенесены, однако промоины там и тут ширились на глазах. Под ногами на всем зеркале стояли тонны талой воды, дождь не прекращался, так что полуметровый лед промывался сильными струями быстро. Жерлицы молчали, только кое-где живцы сдернули пружины. Кстати, живцы у Б.К. были двух видов - десятисантиметровые плотки и 70-80 граммовые окуни,
      приводившие других рыбаков в изумление размерами, но, как показывала практика, сильно уважаемые хорошей щукой. От нечего делать Болотный Корч еще раз сходил к Ивану, взял у того щипотку мотыля, и отправился к берегу острова. Проделав в гуще прибрежного тростника несколько лунок, он опустил под лед крохотную вольфрамовую мормышку с одиночным мотылем. Глубина - 0,7 м. На второй проводке - тычок. Подсечка. Плотвица с ладошку. "Хоть живцов подловлю", - подумал было Корч, как кивок опять дернулся. Окунь! 300 граммов железно. Потом опять плотва, уже крупнее, граммов по 100-150. За какие-то полчаса Б.К. надергал больше двух килограммов рыбехи. Устав сидеть на корточках, он свистнул Ивану и знаками позвал того к себе. Иван не замедлил явиться и, оторвав блесну, тут же привязал одолженную Корчом мормышку. Они начали мирно тягать плотву. Про хищника разговоры не шли - щука однозначно стояла. Сматываться решили в 16.00. До пяти вечера думали со всем управиться. В полчетвертого Б.К. пошел сниматься на дальний кордон. Нескольких жерлиц опять не было. Наверно, подмыло. Так оно и было, однако у одной жерлицы, поставленной вблизи мелкой косы, а теперь упавшей, оказалась вымотана катушка. Корч повеселел. Увы, щучка была мелкой - примерно 700 г. Б.К. зашагал, шатаясь и скользя, дальше. В конце отмели обнаружилась еще одна упавшая жерлица. Тут вообще была классика - леска выбрана и натянута как тетива, катушка в лунке. Болотный Корч взялся за леску и по инерции некого тела понял, что, кажется, это озеро - не такая уж дыра. Щука тянула сильно. Взяла она на "резервную" жерлицу, на которой стояла старая леска от спиннинга диаметром 0,3 мм. Торопиться не стоило. Корч начал осторожно выводить рыбу к лунке, стравливая леску при первых рывках. Повозившись с минут пять, он уже почти подвел ее к себе, однако щука резко пошла в сторону и забрала метров 15 лески одним рывком. Только накрыв лунку шапкой, удалось подвести, развернуть и втянуть ее в лунку. Вот показался поводок, потом из крошки вылезла симпатичная пасть. Багорик, короткий удар. На лед скользнула очень приличная "мамка". Килограмма четыре с половиной в ней было точно. Б.К. ободрился. Еще пол- от такой и будет полноценная рыбалка! Щука взяла на 80-ти граммового окуня. "Фирменный" живец и тут не подкачал. Времени, однако, оставалось в обрез. Туман начал густеть, день угасал. Прошло еще десять минут и Болотный Корч воочию убедился, что встречающаяся в повестях и романах фраза "Внезапно опустился туман" - это не литературная гипербола. Такую публику, как они с Ваней, погодными феноменами удивить трудно - до этого всяко бывало. Однако теперь на глазах происходило нечто из ряда вон выходящее. Б.К. с изумлением озирался вокруг - соседняя жерлица просто растворилась. Он двинулся в ее направлении и едва нашел снасть. - Ваня ! - закричал Б.К. - Ты где? Сматывайся! Благо, звуки разносились как в "Dolby Digital". Откуда-то донесся голос Невского: - Да, иду! А ты как? Хлюпая бахилами, Болотный Корч кинулся искать остальные жерлицы. За ним на багорике волочилась щука. Оставлять ее на льду было нельзя - потом уже не найдешь. Перекрикиваясь, чтобы не потерять друг друга, рыболовы ползали в тумане, пытаясь собрать снасти. Мало тумана - стремительно надвигалась темнота. Иван справился быстрее и притащил пожитки к "базе" Корча. Через каждые пять минут он зычно орал в серую пелену: - Саня, как? - Тридцать штук снял! - отвечал то справа, то слева, то откуда-то сзади невидимый Б.К. Минул час, стемнело. Над озером стояла мертвая тишин. Кроме переклички Ивана и Корча не доносилось ни звука. Видимо, местные рыбаки, кучковавшиеся там и сям у берегов, давно отправились по домам. Болотный Корч выбрел, наконец, из тумана к "базе" с сумками, набитыми кое-как сложенными жерлицами. Щуку, конечно, приволок тоже. Рассматривать ее было некогда - путники двинулись к берегу. Теперь они шагали как пьяные лыжники, не отрывая ступней ото льда. Иван был как бы налегке, поэтому взял у Болотного Корча малую кану и сумку с жерлицами. Корч не захотел губить полсотни своих неиспользованных живцов и тащил большую кану с несколькими литрами воды, улов, и все остальное. - Берись правее, - на ходу отрывисто говорил Ваня. Надо правее. - Ваня, да мы и так уже ушли вправо, - сопротивлялся Болотный Корч, никогда не жаловавшийся на свои способности слепого ориентирования. - Я тебе говорю, что надо еще правее. В разговорах прошло минут двадцать, а берега все не было. Между тем, Б.К. отчетливо запомнил, что утром вся дорога от стоянки машины до острова заняла не более 12-15 минут. - Вот видишь, - сказал он Ивану. - Где берег? Говорю, что мы ушли вправо! Мы промахнулись и идем в залив. Они приняли влево и через какое-то время спереди надвинулось нечто темное. - Ну, что я говорил ! - утерев пот, произнес Болотный Корч. - Так, теперь остается найти машину. В принципе, больше чем на метров сто-сто пятьдесят мы промахнуться не могли. Куда идем? - Вправо, - ответил Иван. - Почему вправо? - Мне так кажется. Они двинулись вдоль смутно различимой стены прибрежного камыша, спотыкаясь и чертыхаясь. - А ведь еще дамбу проехать… - Да ладно, проедем. Давай сначала найдем машину… Предусмотрительный Болотный Корч засек время. Прошло пятнадцать минут. Широкого выхода с берега и поляны с их машиной никак не просматривалось. Рыболовы остановились. - Все-таки мы уходим вправо. Не может быть, чтобы мы так сильно отклонились. Уже больше километра прошли. Блин, ну этот туман свалился! В жизни такого не видел. - Я один раз такое видел. На Сельце, - ответил Невский. - Три часа ходил туда-сюда, пока не услышал, как где-то на берегу собака брешет. Выхожу на берег - до места нашего километров пять. - Ваня, нам такого не нужно. Пошли налево! И они пошли. Корч опять все хронометрировал. Двадцать минут…Вот чернеет уже знакомая огромная промоина, в нее, видать, заводили невод. Здесь они были, когда только вышли к берегу. Идем дальше. 15,20 минут. Поляны с машиной не было. Это уже начинало походить на мистику. - Вправо надо, - отдышавшись, заметил Иван. - Неужели мы так сильно промахнулись? - с сомнением произнес Болотный Корч. - Ладно, как скажешь. Ты тут столько раз был… Вправо шагали сорок пять минут. Постояли, передохнули. Потом, оставив Ивана с поклажей, Б.К. налегке прошел вправо еще дальше. Машины не было! Посовещавшись, решили направляться влево и только влево. До победы. …Через энное время Болотный Корч, вызвавшийся пойти сам в разведку (Ваня все-таки перенес инфаркт) увидел длинную стенку тростника, перпендикулярно отходившую от берега. Он обошел ее. В сумерках удалось разглядеть нечто вроде пролива. Б.К. вернулся к Ивану, поджидавшему в десяти минутах ходьбы, и сообщил об открытии. - Да это ж устье. Мы на украинском берегу. - прокомментировал Невский. - Сколько отсюда до машины? - Километра три…Нет…Четыре, наверно… Корч тяжко вздохнул и взвалил на спину бур с висящими сумками. Поляна с машиной нашлась на расстоянии тридцати метров от последнего захода Б.К. на крайний правый фланг. Еще полсотни шагов и Корч бы ее увидел . Но по закону падающего бутерброда… Пока грелась машина, Болотный Корч сбегал на лед и, пробурив лунку, начерпал оставшимся живцам свежей воды. Иван паковал в багажник снаряжение, подсвечивая форанем, чтобы ничего не оставить. Впереди их ждала дорога через дамбу. Двинулись. То, что предстало на месте бывшей с утра лесной дороги, произвело на путешественников неизгладимое впечатление. По дороге, видимо, шморгался трактор, надсадно трещавший где-то в лесу, пока они ловили рыбу. Результат: колея вдавлена так, что между ней образовался полуметровый снежно-ледяной горб. В сочетании с лужами талой воды все это вполне достойно имитировало трассу Париж-Дакар. Если есть Бог, пусть он будет иногда благосклонен к концерну "Мишлен", выпускающему зимние шины серии "Альпина"! С разгонами и отскоками, пробуксовками и виражами, дизельная "Вектра" все-таки пробивалась вперед. По пути вцепившийся в непослушный руль Корч и Иван гадали: хохляцкий то был трактор или белорусский? Если хохляцкий, то на дамбе ему, по идее, делать нечего, но если трактор наш…Короче, тогда мудаки эти колхозники последние! Какого хрена тут ездить на этом долбаном тракторе! Дамба. Следы широкого протектора свернули к ней. Рыбаки притормозили. - Наверно, нам с тобой надо сходить в церковь, - задумчиво сказал Ваня. Дорогу по дамбе лучше подробно не описывать. То, что было тут утром, вполне можно бы поименовать автобаном. К девяти вечера, сами не веря такой удаче, рыболовы въехали в близлежащую деревню. Однако приключения отнюдь не завершались. Болотный Корч в какой-то момент вдруг обнаружил, что машина едва тормозит. - Неужели порвали шланги? Они выскочили под дождь и рухнули на колени. Затем, подсвечивая фонарем, принялись собирать в ладони мутные струйки влаги, стекающие по тормозному контуру и усиленно принюхиваться. - Не-а.. Не тормозуха… - произнес Ваня. - Вроде все цело… - Да и датчик молчит…Чего ж тормоза слабые? Помыслив, пришли к выводу, что виновата вода в тормозных дисках. Все-таки второй час машина ползет по мокрому снегу. Осторожно двинулись дальше. Туман висел сплошным одеялом. И надо же - уже за околицей на дороге что-то блеснуло. - Тормози! - закричал Иван. - Человека раздавишь! "Вектра" остановилась. В трех метрах от бампера прямо посреди дороги лежал мужик. Он успел поднять руку и Ваня вовремя увидел блеснувшие часы. Конечно, то был пьяный местный житель. - Я щас его убью! - рвался к телу Иван. - Сволочь какая! - Ваня, у тебя больное сердце! - Корч растопырил руки. - Все! Садись в машину. Оттащив тяжелого как кабана наркота к обочине, Б.К. с наслаждением воткнул его лицом в сугроб. Пьяный только всхлипнул. До Кобрина добрались без проблем. А потом Болотный Корч выехал на хорошо расчищенную и размеченную трассу и, не боясь тумана, со скоростью 100 км в час поехал домой. Домой!
      Эпилог.
      Щука весила 4,75 кг. Плотвы было около 3 кг. Потери - три ненайденных жерлицы. Болотный Корч третий день листает журналы с описаниями разных моделей навигаторов. Клиент созрел.
      Комментарии 1 Комментарий
      1. Аватар для parfenon
        parfenon -
        История древняя , а вот не читал. Спасибо.
    ; ;
    ;